Храм Рождества и Покрова Пресвятой Богородицы от Пролома
Храм Рождества и Покрова Пресвятой Богородицы от Пролома
Навигация
Новости храма и сайта
История храма
Псково-Покровская икона
Храм Георгия со Взвоза
Расписание богослужений
Наши реквизиты
Галерея
Видео
Ссылки
Рекомендованные статьи
Наш храм «В Контакте»
La version française
English version
Здравствуйте, Гость
  Войти
  Идентификация
 Я забыл свой пароль
 Регистрация

Поиск по сайту
Ближайшие праздники
Православные праздники
Патриархия.ru, Новости
Патриархия.ru, Патриарх
Последние комментарии
Рассылка новостей
Подписка на рассылку новостей храма



Powered by us.groups.yahoo.com
Наши кнопки

Получить код кнопки >>


Получить код кнопки >>


Получить код кнопки >>

Кнопки
Патриархия.RU  
Каталог Псковских сайтов   Rambler's Top100
Majordomo.ru - надёжный хостинг   Каталог сайтов - Refer.Ru


RSS трансляция
Новости
Рекомендованные статьи
ЕПИСКОП ФЕОДОР (ТЕКУЧЁВ). ИСТИНА ВСЕГДА ПОБЕДОНОСНА
В 2009 г. издательство московского Сретенского монастыря опубликовало составленную диаконом Георгием (Ю.Г.) Малковым и П.Ю. Малковым книгу, посвященную жизни и духовным поучениям епископа Феодора (Текучёва). Владыка Феодор был ближайшим помощником известного митрополита Вениамина (Федченкова), затем возглавлял Южно-Американскую кафедру Московского Патриархата, а по возвращении в Россию более четверти века являлся насельником Псково-Печерской обители, пребывая в ней «на покое».

Этой публикацией Сретенский монастырь открыл новую книжную серию – «Подвижники благочестия XX века». Теми же авторами готовятся к изданию следующие два тома этой серии, посвященные известным старцам – псково-печерскому архимандриту Серафиму (Розенбергу) и иеросхимонаху Михаилу (Питкевичу), проведшему последние годы жизни в Печерской обители, а до того являвшемуся насельником Спасо-Преображенского Валаамского монастыря.

Ныне изданная книга называется: ЕПИСКОП ФЕОДОР (ТЕКУЧЁВ). ИСТИНА ВСЕГДА ПОБЕДОНОСНА

В книгу входят жизнеописание епископа Феодора (Текучёва), его духовное наследие: поучения и проповеди, «Духовный дневник», духовно-просветительные статьи и заметки разных лет; в приложениях – материалы на тему «Епископ Феодор (Текучёв) и митрополит Вениамин (Федченков)». Приводим отрывок из книги.


Введение

В 2008 году исполнилось сто лет со дня рождения одного из наиболее смиренных и благочестивых насельников Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, ближайшего ученика и помощника блаженной памяти митрополита Вениамина (Федченкова) — владыки Феодора (Текучёва), епископа Аргентинского.

По возвращении в 1956 году в Россию из эмиграции епископ Феодор жил сначала на Украине и в Молдавии, а затем, с 1962 года, более двух десятилетий подвизался в иноческом подвиге в Печерской обители — вплоть до своего мирного отшествия ко Господу.

В силу его «белоэмигрантского» прошлого большевистская власть, несмотря на столь свойственный епископу Феодору искренний патриотизм, и по возвращении его на Родину не доверяла ему, а потому и не позволила Московской Патриархии предоставить владыке какую-либо архиерейскую кафедру. Тем более не способствовали этому и вновь начавшиеся в конце 50-х годов гонения на Церковь, когда по всей стране один за другим насильственно закрывались храмы и монастыри: так, например, в той же Молдавии владыку три раза переводили из обители в обитель, поскольку они одна за другой ликвидировались местным коммунистическим начальством.

В итоге епископу Феодору было благословлено проживать «на покое» в древнем, никогда не закрывавшемся, издавна славившемся своими подвижническими традициями Псково-Печерском монастыре: наконец-то долгие мытарства владыки закончились, и до конца дней своих он еще многие годы тихо и смиренно жил здесь, любимый и уважаемый печерской братией, служа и время от времени проповедуя в храмах обители, постепенно ставшей для него родным домом. Здесь же он и был погребен в 1985 году в монастырских пещерах рядом со своим давним духовным учителем и старшим другом — митрополитом Вениамином (Федченковым), также завершившим свои дни на покое в Печорах.

Владыка Феодор, в отличие от митрополита Вениамина, никогда не обращался к собственно литературной церковной деятельности, не издавал духовно-просветительских книг и статей, и, пожалуй, единственной его прижизненной публикацией до последнего времени оставался небольшой исторический очерк, посвященный памяти митрополита Вениамина, напечатанный в свое время в «Журнале Московской Патриархии» [1].

Однако еще с середины 1930-х годов будущий епископ Феодор (тогда еще иеромонах, а затем игумен) начал записывать — для собственного духовного назидания и самоконтроля и как некое «келейное» славословие Господу — приходившие ему на ум и на душу, особенно в связи с богослужением, отдельные благочестивые (столь естественные для него!) мысли. Так постепенно составилось несколько тетрадей с подобными записями, фактически своеобразные келейные записки, которые он со временем, приведя в должный порядок, объединил под общим названием «Духовный дневник» (в трех частях).

С записками владыки Феодора (по-видимому, еще в объеме первых двух частей «Дневника») ознакомился митрополит Вени¬амин, благословивший продолжить начатое дело — как душеполезное не только для автора, но и для других, сказав тогда ему: «Хорошо, слава Богу. Записывай и дальше — со смирением».

Еще более укрепил епископа Феодора в желании продолжить «Дневник» следующий немаловажный факт его духовной биографии: во время пребывания епископа в Гербовецком монастыре в Молдавии ему в сонном видении дважды являлся преподобный Серафим Саровский, говоривший: «Занимайся, мне нравятся твои дела. Пиши» — и, по выражению владыки, «мысленно» передавший свое благословение ему в таких словах: «Монах, от души пребывающий в келье, будет непорочен, а монах, пребывающий в любви, будет совершенен… Тетради свои храни! Ты избран моим послушником».

Всегда остававшийся замечательно искренним и душевно открытым, епископ Феодор на следующее же утро пересказал этот сон своему тогдашнему содругу по монастырской жизни на покое владыке Серафиму (Лукьянову) [2], встретившему его у себя, у аналоя, словами: «Ну, как живы-здоровы?.. Видите, как приятно, — и, указывая на аналой, — вот здесь Чиновник [3], а вот икона преподобного Серафима…»

На рассказ епископа Феодора митрополит Серафим отреагировал очень кратко и ясно, сказав: «Ваш сон — духовный».

Каким был владыка Феодор — таковы и его проповеди, таковы же и его келейные записки. Подобно ему самому, они также отличаются предельной искренностью и столь характерным для него простодушием, но в то же время мудры — во всей их евангельской простоте — и, что особенно ценно, во многом основаны на его собственном иноческом жизненном опыте.

И потому не удивительно, что некоторые из записей «Дневника» (как и отдельные проповеди владыки, также достаточно полно представленные в этой книге), по общему их духу порой весьма близки известным запискам преподобного Силуана Афонского, изданным архимандритом Софронием (Сахаровым) [4].

Что ж, это вполне естественно, поскольку дух в них один и тот же — Божий, Христов, дух Евангелия и Вселенского Православия. Потому и многие страницы «Духовного дневника», как и записки замечательного афонца, столь же преисполнены горячей любовью к Богу, радостью о Нем, о Его великом даре — Православной вере и Церкви Христовой — как единственном нашем пути ко спасению.

Замечательно и то, как одинаково воспринимали оба подвижника задачу духовного единения всего человечества вокруг Христа, исходя из слов Самого Спасителя в Его молитвенном обращении к Отцу: Да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут: да (и) мир веру имет, яко Ты Мя послал еси (Ин 17, 21)…

В этом отношении и преподобный Силуан, и епископ Феодор равно предстают перед нами как смиренные проповедники идеи всечеловеческого единения во Христе, единения в истинной вере, к которой все мы неустанно призываемся Духом Святым (1 Кор 12, 3), дабы каждому было дано проявление Духа на пользу (1 Кор 12, 7). Ведь и исходное природное наше единство основано на том животворящем, всеобщем одухотворяющем начале, которое Господь вложил еще в первого всечеловека Адама, когда вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою (Быт 2, 7).

И подобно тому как преподобный Силуан, желая, по Божией заповеди любви, спасения всему миру и скорбя о нем, молился о всех как о «едином Адаме», так и епископ Феодор записывал в своем «Духовном дневнике»: «Бог и возлюбил — и не одного кого-нибудь, а весь мир».

И, как известно, за таким утверждением, вообще характерным для лучших представителей подлинного православного монашества, стоит давняя подвижническая традиция. Ведь недаром, подражая Богу в Его Любви, всякий истинный инок с великой скорбью, «проливая кровь», молится за весь мир — в соответствии с известным монашеским речением: «Молиться за весь мир — это кровь проливать!»

Однако чаемая Церковью благодатная цель христианского единения всех в «Новом Адаме» — Воскресшем Спасителе — требует от нас по сути только одного: личностного со-единения каждого человека, каждой души — со Христом. И только тогда, по слову святого апостола Павла, Бог… терпения и утешения… дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса, дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога (Рим 15, 5–6). Ибо лишь когда Сам Христос принимает нас в славу Божию (Рим 15, 7), мы и оказываемся способны всецело принимать друг друга, становясь все единой душой — в Духе Святом! Ведь реальной подосновой нашего наиболее полного единения — как и вообще самогó нашего существования — является именно изначальное постоянное присутствие в нас благодати, духовных действований или, пользуясь святоотеческой терминологией, «энергий» Бога, ибо мы Им живем и движемся и существуем (Деян 17, 28) и только Дух животворит (Ин 6, 63).

Отсюда и самый смысл бытия всего человечества как творения Божия заключается, по сути, в «стяжании Святого Духа», — недаром на это замечательное выражение преподобного Серафима Саровского ссылается в своих поучениях и епископ Феодор. Ведь и его собственный иноческий опыт позволял ему утверждать в одной из проповедей, что нет ничего дороже такого «стяжания», ибо «ничто на земле не сравнится с этим утешительным действием Духа Святаго. Ни великолепие храмов, ни роскошь облачений, ни прекрасное пение не смогут — без пребывания и действования в нас даров благодати Божией — насытить нашу бессмертную чудесную душу, питаемую единственно сродным ей — Духом Святым!»

А ведь в каждого из нас изначально вложена «душа-христианка», лишь в большей или меньшей степени помрачаемая нашими грехами, от которых ее исцеляет только Христос. Потому и вожделенного единства человечества можно достичь лишь на путях всеобщей устремленности — всех человеческих душ — ко спасению во Христе Иисусе, Господе нашем.

Именно с таким подходом к решению проблемы духовного братства всех потомков Адама мы встречаемся и в «Дневнике» владыки Феодора, читая здесь, например, такую запись: «Люди — братья… потому что они единодушны и имеют как бы одну душу, которую все и должны спасать, стараясь привести в Царство Небесное. У них — одна цель».

Еще более роднит записки владыки Феодора с записками преподобного Силуана весьма часто присутствующая на страницах «Дневника» тема жалеющей любви к ближнему и ко всем людям вообще — той подлинно христианской пастырской любви, что не может не печалиться о присущей ныне многим духовной слепоте, об увлеченности большинства (в том числе нередко даже и тех, кто считают себя христианами) пустой и бессмысленной суетой все более обезбоживающегося мира.

Естественно, что тема эта звучит не только в «Духовном дневнике», но и в проповедях владыки, который в одной из них (сказанной 11 января 1951 года) так говорил о состоянии человеческого общества: «Мы знаем, что в мире сейчас нет мира… Но что же нужно для того, чтобы в мире водворился мир? Не нужно ли для этого лишь того, чтобы мир возлюбил закон Божий? А разве видим мы в современном мире любовь к этому закону? Не во всех ли областях мирской жизни вытесняется закон Божий, христианский? Не потому ли повсюду и вспыхивают войны, ужасы, разделения, а не сияет любовь? Не потому ли так, что в мире перестал действовать закон Христов? Многие его и не хотят вовсе, многие отвергают, а многие — искажают лжеучениями, ересями и расколами. И сами же христиане становятся хладны, равнодушны к нему или закапывают свой христианский талант в землю. При таком всеобщем состоянии не может быть мира в душах наших».

И как бы подытоживая подобные нелицеприятные оценки общего духовного состояния мира, скорбя, подобно старцу Силуану, о возрастающей греховности современного человечества и считая причиной тому все больший отход его от евангельских заветов, владыка Феодор горестно записывал в своем «Дневнике»: «Любви, как мало любви в нас!»

Однако, даже ясно видя общий духовный упадок сегодняшнего мира, владыка тем не менее никогда не предавался унынию.

Напротив, и в келейных записках, и во всех его проповедях постоянно звучит уверенность (этому он учил и свою паству) в конечной победе Истины Христовой над грехом и в возможности для каждого из нас стать соучастником этой победы — в меру нашего покаяния, христианской веры, любви к Церкви и упования на Господа нашего Иисуса Христа.

Уверенность в этой Истине и непоколебимая надежда на нее покоились для владыки Феодора на самом твердом основании — на таких объективных фактах духовной истории человечества, как Голгофская Искупительная Жертва и Воскресение Христово.

После такой Жертвы у нас нет уже никакого права ни на греховное безверие, ни на столь же греховное уныние, но только — на покаяние. И если последнее будет горячим и искренним, а главное — если им будет определяться и сама наша жизнь, то любовь Божия примет нас, покрыв собой все наши грехи, по слову Псалмопевца: омыеши мя, и паче снега убелюся (Пс 50, 9). И потому, вознося хвалы этой любви, явленной нам на голгофском Кресте, и призывая всех с твердой надеждой на спасение уповать на эту жертву Господню, владыка Феодор восклицал в «Дневнике»: «Неужели вы, подобные мне великие грешники, думаете, что драгоценная Кровь Христа недостаточна, чтобы убелить вас, недостаточно сильна, чтобы омыть всех вас?» («Духовный дневник», осенняя запись 1948 года).

Такое благодарное отношение к страдавшему и воскресшему ради нас Господу особенно выражалось у епископа Феодора в его постоянной обращенности к евхаристической жертве как к нашей единственной спасительной опоре и как к единственному духовно-смысловому центру всей человеческой истории и жизни всего мира: показательно, как много записей в «Дневнике» связано с переживанием владыкой Таинства Евхаристии, со служением им Литургии.

Евхаристическая жертва для него — это постоянно совершаемая и постоянно длящаяся победа, сокрушающая «врата адовы», дарующая нам ту вечную жизнь, ради которой Господь наш Иисус Христос и победил мир (Ин 16, 33).

Отсюда — и столь присущий епископу Феодору (несмотря на все наши мирские нестроения) в конечном счете бодрый и радостный взгляд на драгоценный для всех нас дар живой веры, на непрестанное спасительное дело Церкви, на саму ее жизнь, освящающую все наше бытие. Отсюда же — и его радость о всех, подлинно стремящихся ко Христу, о явленной Им нам возможности сыновне относиться к Самому Богу, о счастливом даре служить Литургию.

Именно все это и дает ему право говорить не только о высоких целях христианства, но и о высоком — а значит, и ко многому обязывающем — достоинстве христиан! Именно поэтому для него «христианский мир — мир замечательный: любящий, открытый, смелый, решительный, простой, любвеобильный, ищущий правды, могущий молиться, и плакать, и утешаться…» («Духовный дневник», запись от 10/23 мая 1940 года).

Епископ Феодор и сам стремился быть таким — простым, скромным и любвеобильным иноком, и один из составителей этой книги, порой встречавший старца-епископа (еще в самом начале 1970-х годов) где-нибудь в монастырском саду, когда тот тихо прогуливался в нем светлыми летними вечерами, и сегодня хорошо помнит, каким добрым и задумчиво-любящим бывал взгляд владыки при встрече, как мягко и даже как-то смиренно улыбался он, благословляя его, тогда еще довольно молодого корреспондента «Журнала Московской Патриархии». И кто бы мог представить в то время, что пишущему эти строки будет суждено Промыслом Божиим — спустя более тридцати лет, прошедших с той поры, и уже вместе с сыном — обрести и разобрать все имеющиеся на сегодня рукописи владыки Феодора, а затем и подготовить их к печати как часть драгоценного духовного наследия псково-печерских иноков XX столетия.

Возвращая ныне православным читателям из многолетнего забвения «заметы сердца» блаженного старца-епископа, лишний раз убеждаешься в том, что подлинно доброе и полезное не пропадает в Господнем хозяйстве: все постепенно собирается в житницы веры и христианской любви, все в свое время так или иначе приносит благие плоды, становясь достоянием многих на их путях к Богу.

Сказанное в полной мере относится и к поучениям, и к келейным запискам владыки Феодора, которые, как можно надеяться, принесут еще немало духовной пользы православным россиянам. И, вспоминая известные слова святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова из его «Откровения», завершим это краткое введение утверждением, что епископ Феодор, безусловно, относится к числу тех, о ком святой евангелист-пророк сказал некогда так: блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними (Откр 14, 13).

Одним из подобных добрых дел владыки Феодора, творимых им во славу Божию в течение всей иноческой жизни, и была его христианская проповедь, ныне вновь звучащая во весь голос со страниц этой книги.

02/09/2009



[1] Епископ Феодор (Текучёв). Памяти митрополита Вениамина (Федченкова) // Журнал Московской Патриархии. 1981. № 7. С. 10–13. Опубликовано также в кн.: Малков Ю.Г., Малков П.Ю. У пещер Богом зданных: Псково-печерские подвижники благочестия XX века. М.: Правило веры, 1999 (имеются последующие издания). С. 325–331.

[2]Митрополит Серафим (Лукьянов; 1879–1959) — окончил Саратовскую семинарию и Казанскую Духовную академию; монашество принял в 1902 г. Был ректором Таврической (с 1907 г.) и Саратовской (с 1911 г.) семинарий. С сентября 1914 г. по январь 1918 г. епископ Сердобольский (Сортавальский), викарий архиепископа Финляндского Сергия (будущего Патриарха), затем сам — архиепископ Финляндский (1918–1924). Выслан из Финляндии местными националистами в 1926 г. (лишен кафедры указом президента). С января 1927 г. — правящий архиепископ Западно-Европейской епархии Русской Зарубежной Церкви (с 1938 г. — митрополит). В 1945–1946 гг., покинув Зарубежную Церковь, временно управлял Западно–Европейским Экзархатом Московской Патриархии, который возглавлял и далее — по ноябрь 1949 г. В 1954 г. вернулся в Россию и жил «на покое» (с 1956 г.) в молдавском Гербовецком монастыре, где и скончался.

[3] Чинопоследование архиерейской службы.

[4] Прп. Силуан (Антонов; 1866–1938), известный старец русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне; с 1911 г. — схимник; прославился замечательными духовными наставлениям; канонизирован Константинопольским Патриархатом в 1978 г., включен в святцы Русской Православной Церкви в 1988 г. (память 11/24 сентября). См. о нем, например: Преподобный Силуан Афонский. М., 1998 (одно из многочисленных изданий).


Прилагаем здесь также несколько проповедей Владыки Феодора, посвященных теме Рождества Христова.

Слово в Неделю Святых Праотец, а также о «званных» и «избранных»
(22 декабря н. ст. 1949 г.; 21 декабря 1950 г)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
Возлюбленные братие и сестры!

Сегодняшний воскресный день называется Неделей Праотец, потому что в этот день, за две недели до Рождества Христова, вспоминаются «праотцы» — «предки Спасителя по плоти», «верою правою угодившие Богу», от которых произошёл «плод благословен — безсеменно Рождшая Тя», то есть Пречистая Дева Мария, Матерь Божия, от Которой родился Спаситель міра, Господь наш Иисус Христос.

Но прежде чем праздновать пришествие Спасителя в мір, Преславное Рождество Его от Пречистой Девы, наша мудрая Мать–Церковь желает прославить и предков Христа, живших задолго до Него, но послуживших Его Воплощению и явлению во плоти ради спасения міра. Это «от семене их плод благословен» — Пресвятая Дева, благословен от «семене» праотцев, начиная от Адама, за которым далее следует множество праведников ветхозаветного времени: Ной, Сим, Авраам, Исаак, Иаков, Моисей, Иосиф, многострадальный Иов, «благословен» от многих Святых Пророков, пророчествовавших о грядущем пришествии в мір Избавителя человеческого рода и так жаждавших уже увидеть Его.

Всеми силами своей души чаяли они пришествия обетованного Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа. Об этом чаянии слышим мы от Святого Пророка Исайи: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, еже есть сказаемо: с нами Бог» (Исаия 7:14).

И это о них, ветхозаветных праведниках, говорил Иисус Своим ученикам: «многие пророки и праведники желали видеть, чтó вы видите, и не видели, и слышать, чтó вы слышите, и не слышали» (Мф 13:17)… С каким напряжением всматривались они в даль будущих счастливых времён, когда на землю придёт наконец Спаситель человеческого рода! Вся жизнь их была верою в это пришествие, ожиданием его; вот такой своей верой они и угодили Богу. В этом уповании они старались жить праведно, свято — потому и Церковь ублажает их, наряду с новозаветными Святыми, воспевая ныне и обращаясь ко Господу: «верою праотцы оправдал еси» (Тропарь).

Можно сказать, что каждый из тех ветхозаветных праведников выразил в своём лице ту или иную, особенно характерную именно для него, добродетель. Так, например, Авраам — это образ глубокой преданности воле Божией: вплоть до согласия на заклание собственного единственного сына — настолько он готов был следовать этой воле и повиноваться ей.

Исаак выразил собою жертвенность — будучи готовым явиться пред Богом жертвенным агнцем, подобно тому, как стал Агнцем Божиим Господь наш Иисус Христос, закланный «за живот міра», за его спасение от вечной смерти.

Иаков сподобился дивного видéния «лествицы», идущей от земли до Небес, — прообразовательного символа Божией Матери, Которая рождением Сына, Богочеловека Христа, и соединила Небо и землю.

Ной отличался особой праведностью, за что и удостоился быть спасённым от потопа и стать вторым родоначальником человечества.

Иову были свойственны великое многотерпение в скорбях и болезнях и преданность Богу в любых несчастьях.

Все они ожидали и жаждали прихода Спасителя, все были бы рады «видеть день Его» — и не увидели.

Лишь глубокий старец — Святой праведный Симеон Богоприимец — сподобился этой радости, восприняв в храме на свои руки Спасителя и вознеся Ему трогательную молитву: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко» (Лк 2:29)… С этими словами Симеона отошёл в вечность Ветхий Завет и наступил Новый — Завет с Богочеловеком, Сыном Божиим, тогда ещё Богомладенцем, Иисусом Христом.

Но и задолго до явления Новозаветной Церкви Христовой Святые праотцы Ветхого Завета, эти праведники Божии, уже явились — как бы от лица всех народов–«языков» — её «предначатком», или «предобручением». Об этом грядущем соединении всех народов с Господом через Его Церковь, чему и способствовали в свое время ветхозаветные праотцы, сама она свидетельствует в одном из тропарей в их честь: «от язык теми предобручивый Церковь».

Праотцы спасались великой верой и ожиданием грядущего Мессии–Спасителя, но услышать того прямого зова Господня на пир веры, который услышали из уст Христа его ученики–Апостолы, они не могли.

Слава Богу, мы с вами, братие и сестры, давно уже пребываем в долгожданных счастливых временах Нового Завета, ознáменованных пришествием к нам Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа. Мы живем во времена благодати Христовой — когда Дух Святый уже сошёл на Апостолов, а через них — и на всех христиан. Мы живём во времена Церкви Христовой, во времена, когда все могли бы стать счастливыми в ней. Но, увы, стал ли от этого счастлив весь мір?

Да, многие искренние служители Божии нашли своё счастье во Христе, в Его заветах, в самом служении Ему. И нашли настолько, что уже ни в чём другом не могли они найти подобного счастья и ничем другим не могли уже удовлетвориться.

Разве не сделался Христос — всем, например, для мучеников? Ведь для них мучения за Христа были слаще прекрасных чертогов, богатства, счастливой жизни, брака. И точно так же, например, для пустынников не было ничего дороже их пустыни, безмолвия и их молитвенного служения Христу.

Так бывало раньше, но так бывает и теперь. Вот, например, недавно вышла книга о старце Силуане, подвизавшемся на Афоне в течение 46 лет и скончавшемся всего лет двенадцать тому назад. Он часто говорил: «Бог нас так любит!» Этот старец тоже всё оставил ради Христа — да Его Единого приобрящет — и умирал прекрасно. На последний вопрос: «Нужно ли ему что–нибудь?» он отвечал: «Нет, спасибо». «Как чувствуете себя?» — «Мне хорошо, очень хорошо». И умер. Таковые возлюбившие Христа — находят в Нём всё свое счастье.

Но, с другой стороны, посмотрите, сколько несчастья вокруг…

И тем, которые не приняли и отвергли Христа, не может помочь и Его пришествие в мір. Сколько их ныне — отвергших милостивое, кроткое, чистое и возвышенное Его учение, оказавшееся им вовсе не по вкусу!

Весь мір ныне болен, недугуя неверием. Мір не верит в спасение. Он отрицает Церковь. Он верует только в материальные блага. Он верит только в здешнюю жизнь и только в её удовольствия. За гробом он ничего не видит и не ожидает. Сколько ныне неверующих — этих духовных слепцов! Не на каждом ли шагу? Неверия, непризнания Христа стало теперь столько, что оно, кажется, уже готово затопить и Церковь Христову…

И вот, в связи с этим, дорогие братие и сестры, следует ныне сказать несколько слов также и о том зове Господнем, который веками в ожидании грядущего Мессии слышали — внутренне, душой своей — ветхозаветные праотцы, а по пришествии Сына Божия в мір услышали — уже от Него Самого — Его ученики, Святые Апостолы, а сегодня слышим и мы с вами. И это — один и тот же Глас Божий, зовущий и нас войти в Его Царство Небесное, на Его Великую Вечерю.

Именно о сей Небесной Вечери и говорится в прочитанном сегодня воскресном Евангелии — в притче Господней о званных и избранных. В ней рассказывается о том, как многие «званные» отвергли по разным причинам приглашение своего Господина.

Духовный смысл этой краткой притчи очень глубок.

Господь, желая всем спастись, зовёт, приглашает всех в Свою Церковь — иначе говоря, на пир в Царствии Небесном. Он сделал для этого всё. Но сами званные не захотели прийти, осуетившись мірскими заботами и печалями, предпочтя их Небесному Царству Божию. Однако Бог поругаем не бывает! И потому они уже не вкусят этой вечери — как оказавшиеся её совершенно недостойными. Вина их ляжет на них, отвергших зов Господина Своего ради привычной для них земной суеты.

Как говорится об этом в Евангелии, один купил село и теперь должен пойти посмотреть его, другой приобрел пять пар волов и должен испытать их, третий только что женился — и потому тоже прийти не может. И каждый из них тем самым ответил Зовущему их на Свой пир: «имей мя отречена» (Лк 14:18, 19)…

Увы, не удерживают ли и нас подобные же вещи от встречи со Христом, от поисков и соделывания нами путей нашего спасения? Не слишком ли часто и мы с вами погружаемся в ту же самую суету, предпочитая проводить свое время в ней, служа ей — вместо служения Богу? Не пора ли, однако, нам наконец освободиться от подобного неуемного пристрастия к міру? Не пора ли нам пробиться сквозь его дурную бессмыслицу, через его забвение Бога, через его глухоту совести и души — и выйти, пока не поздно, на путь ко Христу, на путь, ведущий к встрече с Ним, на которую Он, Господь наш, и приглашает всех нас?

Ибо суров приговор отвергшим Его приглашение: «Глаголю бо вам, яко ни един мужей тех званных вкусит Моея вечери» (Лк 14:24)!

Подумайте же, братие и сестры, как тяжко окажется лишиться Царства Небесного — иначе говоря, вечной жизни со Христом. Пусть сегодня, среди современного міра, так часто отвечающего Господу: «Имей мя отреченна!», нужно иметь немало мужества, чтобы твердо следовать за Ним и принять Его зов на вечерю в Царстве Небесном, на Великую Вечерю Его Святого Причастия… Что ж, тем ценнее, тем дороже для Него те, кто принимают спасительный Его зов.

И потому будем твердыми последователями Господа Бога нашего, каковыми были некогда и ветхозаветные праотцы — в меру отпущенного им, каковыми затем стали и Святые Апостолы и все Святые Новозаветной Церкви Христовой.

«Званые, — как сказал в своё время Святитель Феофан Затворник, — это все христиане; избранные же — это те христиане, которые и живут по–христиански»… Будем и мы стараться стать избранными Господа нашего, в Которого веруем и в Чье Имя крестились. Будем христианами не только по крещению, не только по названию — но, действительно, всей жизнью своей следуя за Христом.

Следуйте за Ним, малые дети: «таковых бо есть Царствие Божие» (Лк 18:16).

Следуйте за Ним, юноши; запасайтесь сегодня сокровищами веры на всю вашу будущую жизнь. Горите, горите верой со свойственной вам горячностью юности.

Следуйте за Ним, взрослые, — сознательно избирающие благое и оставляющие лукавое.

Следуйте за Ним, убелённые старцы, уже из опыта своего знающие, что в міре нет иного, лучшего пути, как только путь со Христом, с Богом и с Его благодатной помощью, ибо Он — опора нам, сила наша, утешение и радость наша.

И никто никогда из вас да не скажет Господу: «Имей мя отреченна! Я не пойду на Твой зов. Я предпочту мір и его суету».

Напротив, будем всею душой стремиться к Богу, чтобы всем нам — благодатию Христовой — стать не только званными, но и избранными, пришедшими и принятыми в Его Небесное Царство. И на этом нелёгком нашем пути будем всегда помнить слова Господни: «Блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием!» (Лк 14:15). Аминь.



«О подготовке к празднику Рождества Христова»
(1953 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
Возлюбленные братие и сестры!


К великому празднику Рождества Христова наша Мать–Церковь готовит своих чад сорокадневным постом… Подобно тому, как к любому празднику мы готовим себе новые чистые одежды, так надо нам и душу свою подготовить и очистить к празднику Рождества. Причём подготовить себя к нему не только в смысле соблюдения внешнего поста, но и в смысле чистоты своей внутренней жизни, чистоты мыслей, помышлений, желаний. Епископ Феофан Затворник говорит: «Не допускай худых мыслей, и навсегда заключишь тем дверь души твоей для сатаны. А что мысли приходят недобрые, — что ж делать, — без них никого нет на свете; и греха тут никакого нет. Прогони их, — и всему конец; опять придут, опять прогони — и так всю жизнь».

Вероятно, в Рождественском посту встретится немало соблазнов — в смысле развлечений, связанных зачастую с нарушением поста и недолжного его времяпрепровождения… Воздержаться от этих соблазнов, сокрушить их — представит для нас хорошее поприще борьбы и принесёт сердечное удовлетворение от немалой нашей духовной победы, а побеждающий всегда увенчивается. И Господь несомненно увенчает такового радостью и сугубо радостным благодатным праздником.

Воздержание всегда усиливает волю, укрепляет душу… И если человек найдёт в себе силы в течение поста воздерживаться от скоромной пищи, то потом это даст ему силы воздержаться и от страстей. А это уже большое дело! К тому же и Спаситель наш сказал: «Сей же род (бесовский) изгоняется только молитвою и постом» (Мф 17:21).

Рождество Христово — великое событие, исключительное! Божественное! Приносящее благословение всему человечеству, удивляющее и ангельские соборы! Бог среди людей — да спасёт их!

Уготовимся же и мы достойно к этой встрече Христа. Будем проводить время Рождественского поста не в «козлогласовании и пиянстве» (Рим 13:13), но в христианском жительстве, стараясь усовершить свою душу, обновить её, очистить от страстей...

Праздник Введения Пресвятой Богородицы во храм (21 ноября) приходится как раз в Рождественском посту. А как проводила время Богородица во храме? В молитве, чтении Слова Божия, посте, труде, богомыслии и милосердии. Всё это и есть лучшее указание на то, как и нам следует проводить наш пост, дабы встретить великий праздник Рождества Христова в радости и чистоте. Аминь.



Слово в Неделю Святых Отец
(1 января 1954 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Возлюбленные братие и сестры!


Мы находимся с вами в преддверии великого праздника Рождества Христова. Ныне наша Святая Православная Церковь вспоминает Святых Отец, от кореня которых произошёл Спаситель мiра, Господь наш Иисус Христос. Ныне взывает Церковь: «Отцев начаток: Авраама, Исаака и Иакова почтим, яко из тех семене возсия Христос, воплощся из Девы, яко Всесилен» (Тропарь 4–й песни Канона Недели Святых Отец).

Ныне Церковь вспоминает родословную Спасителя, линию, по которой шло Воплощение Сына Божия от Девы Марии. Ныне Церковь почитает и прославляет тех Отцев, что послужили этому Боговоплощению. Святые Отцы были предками Спасителя по плоти, но они же были Ему предками и по духу, по своей праведной и богоугодной жизни, — ей ныне можем подражать и мы. Можем подражать — в вере и преданности воле Божией — Аврааму, согласившемуся принести в жертву Богу сына своего Исаака. Ему же можем подражать мы и в гостеприимстве: вспомним, как принял он под видом трёх странников Пресвятую Троицу. Иосифу праведному можем подражать в целомудрии, Святым трём отрокам — в твердости исповедания Истинного Бога, в правоверии: вспомним, как они отказались поклониться идолам и вкусить идоложертвенного и, будучи за это ввержены в пещь огненную, остались — Силою Божией — и среди огня неопалёнными, воспевая Истинного Бога.

Подражая Святым Отцам в их праведной жизни, будем готовиться к принятию Христа в нашу душу, в наше сердце. Будем готовиться к встрече Христа, грядущего в мiр ради его спасения. Будем стремиться творить не свою волю, а волю Божию... Мы же, напротив, часто хотим творить только свою волю, испорченную, греховную, не поставляющую нас пред Богом. И недаром один Святой Отец сказал: «наша воля — это медная стена между нами и Богом», наша воля чаще — самоволие, отделяющее нас от Бога. И можем ли мы сказать, что не самовольничаем даже в Церкви?

К приближающемуся празднику Рождества Христова Церковь готовит нас сорокадневным постом. А по речению отцов — «от поста страсти сгорают, как от огня». Именно чистота и воздержание избавили трёх отроков от «пещи горящей», когда и в огне её они остались неопалёнными. Пребывая в посте, и мы, Богу содействующу, останемся неопалимыми от страстей. Аминь.



Слово на Рождество Христово
(1939 г., Сан–Франциско, США)

Возлюбленные братие и сестры!


Воистину подобает возликовать ныне каждому из нас, «яко Христос родися и Младенец бысть прежде всех век Бог»! Воистину поражает и удивляет нас, что «Бог Слово плоть бысть» (ср. Ин 1:14), что Сам Бог, не теряя Своего Божества, стал ради нас, грешных, человеком, подобным нам во всём, «кромé греха».

Ветхозаветные праведники веками ожидали Мессию–Спасителя, Святые пророки предвидели и предвозвещали, что некогда придёт Спаситель мiра. И всё то, что предсказывали они, свершилось: Христос пришёл на землю, и «Слово плоть бысть» (Ин. 1:14)!

Господь снизошёл до человека, до образа раба, до образа твари… Воистину событие великое и ужасное… Подумайте только: Бог, по Существу Своему Всеблагой, Вседовольный и Всемогущий, ни в чём не нуждающийся, Сам в Себе заключающий и имеющий ВСЁ, принял наш зрак, наш человеческий образ, добровольно явив немыслимое по нашим понятиям обнищание. Что за великое снисхождение Божие к нам, какая любовь к падшей Своей твари: Бог, несмотря ни на что, соблаговолил соделаться человеком!

Нам трудно представить такое даже по отношению к обычному земному правителю, который, занимая самое высокое положение — например, Царь, почитаемый своими подданными, ни в чём не имеющий недостатка, вдруг, услышав о каком–то несчастном, бедном и больном человеке в далёком захолустье, оставил бы свой престол, оделся в рубище и пошёл бы помочь ему в его несчастье, спасти его от неминуемой смерти.

Мы были бы, конечно, поражены проявлением такого милосердия к ближнему — и всё–таки это было бы проявлением любви к такому же в общем человеку, как и сам этот Царь.

Обращаясь же к ныне празднуемому нами Рождеству Христову, мы видим, что здесь такому несчастному больному, то есть, по сути, к каждому из нас, Царь Царей, Царь Небесный, Сам Бог, являет свою Божественную, никак не сравнимую с человеческой, Любовь!

Как небо отстоит от земли, настолько же несравнимо отличается снисхождение к нам Царя Небесного — от доброго порыва любого Царя земного… Как же велико это небесное снисхождение к нам, совершенно недостойным его! Более того, как велико смирение этого снисхождения! Многие ли из нас рождаются — не в обычных домах, в условиях более или менее благоприятных, а в пещерах? лежат не в колыбелях, а на соломе в яслях — рядом с простою скотиной? Но не во дворцах, не в благополучии и известности родился Царь Царей, Господь наш Христос, а в яслях скотьих… Какое снисхождение, какое смирение Божие — столь необходимое и нам, и столь любезное в нас Богу! Какая непостижимая и недосягаемая красота этого смирения, взятого Им на Себя ради спасения нашего!

Не потому ли воистину и прекрасен бывает пред Богом тот, кто смирéн сердцем во имя Господне?! Таков путь истинного смирения: ведь и Сам Господь принял на Себя зрак раба не для Своей же славы, но для тебя, человек!

Увы, каждый из нас, братие и сестры, рождается и пользуется своей жизнью и дарами Божиими в основном для себя; даже, наконец, и подвизается–то по большей части для личного своего же спасения.

Не так — Христос! Ибо даже и родился Он не для Себя, а для нас, — как и утверждает Символ веры, в котором говорится, что мы почитаем Господа нашего Иисуса Христа именно как «нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася». Какая необъятная в этом любовь Божия к нам и какое к нам снисхождение!

И потому, благодаря ныне Господа за Его любовь, будем всегда помнить о том, что сами мы и есть непосредственные виновники Его добровольного уничижения. Будем также помнить и о том, что Его неизреченное и неисчерпаемое Милосердие есть никак не заслуженный человеком Божественный ответ на древний прародительский грех — а ведь мы, несмотря ни на что, несмотря ни на истощание Божие в яслях, ни на истощание Его на Кресте, всё продолжаем и продолжаем усугублять свои собственные грехи! Будем же плакать над ними, но, однако, будем и благодарить Господа за Его неизбывное доселе снисхождение к нам, будем проливать не только слёзы сожаления и стыда, но и слёзы радости, слёзы благодарения за дарованный нам столь великий и спасительный день Рождества Христова. Ибо и к нам ныне вновь обращается Ангел Господень, как обращался он около двух тысяч лет назад к Вифлеемским пастухам: «се бо, благовествую вам радость велию, яже будет всем людем: яко родис вам днесь Спас, иже есть Христос Господь» (Лк 2:10–11).

Как мы знаем, тогда к Богомладенцу пришли волхвы из Персиды, чтобы принести подобающие Ему дары: злато — как Царю, ладон — как Богу, смирну — как Грядущему на Крест спасения нашего.

Принесём же и мы в день славного Его Рождества дары, свидетельствующие о том, что и родился, и пострадал Он ради нас не напрасно.

Как Он снизошёл к нам, так и мы окажем снисхождение друг ко другу; как Он прощал нас, так и мы простим друг другу все вины и прегрешения наши, как Он смирялся по любви ко всем нам, так и мы смиримся друг перед другом; наконец, как Он явил нам воочию Свою любовь — даже до смерти, так и мы не лишим наших ближних своей, пусть и такой слабой, любви. Прекратим все вражды, и споры, и свары, вырвем, с Божией помощью, всякую злобу из наших сердец.

Только тогда мы без всякого лицемерия, с подлинным правом и искренней радостью сможем присоединиться к хвалебной ангельской песни Богу, воскликнув вместе с ними из глубины наших любящих сердец: «слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение» (Лк 2:14). Аминь.



«О мире». Из проповедей на праздник Рождества Христова
(1949, 1950, 1953 гг.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!


Приветствую Вас, дорогие братие и сестры, с Рождеством Христовым и желаю Вам всем прежде всего мира в сердцах и душах Ваших! Мир есть великое сокровище, которое принёс на землю Господь наш Иисус Христос. Перед Своими Крестными страданиями Он говорил ученикам Свом: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» (Ин 14:27).

И даже после Своего Воскресения, когда Он входил к ученикам через затворённые двери, прежде всего Он говорил им: «Мир вам!» И насколько же важно иметь мир в сердцах и душах наших, между собою.

Ведь Господь именно и пришёл на землю, чтобы примирить человека, прогневавшего Бога, с Богом. Он пришёл на землю, чтобы искупить человека, спасти его от греха: «Той бо спасет люди Своя от грех их» (Мф 1:21). А ведь именно грех и есть нарушитель и разрушитель мира. Таким образом, Господь пришёл примирить человека с Богом, дабы вернуть нам, грешным, утерянный рай, нам, находящимся в печалях, скорбях и смятении. И каждому из нас надо искать этого примирения с Ним, избавления от греховного состояния, которое и разрушает наш союз с Богом...

Господь Иисус Христос, пострадавший за нас, искупивший нас от грехов, и восстанавливает этот союз.

Господь, Рождество Которого мы ныне с вами празднуем, есть, прежде всего, наш Примиритель… С какою высокою целью пришёл Он к нам, чтобы спасти грешного Адама из гроба страстей, от греховной смерти и возвести его к вершинам святости! Никакие унижения, никакое истощание не остановило Его перед этой целью. Ни вочеловечение, ни взятие на Себя бренной человеческой природы, ни возлежание в яслях рядом с бессловесным скотом — ничто не смогло остановить Любовь Божию перед этой столь высокой задачей — спасением человека. Какую же мы должны Ему за это воздавать хвалу, хвалу и благодарение! Но трепещешь ли ты, человек, при воспоминании этого величайшего события в жизни Неба и земли — Рождества Христова? Благодаришь ли за него Бога? Радуешься ли столь великой Любви Божией к тебе? И стараешься ли сам возлюбить Христа? Если мы часто любим и благодарим своих земных благодетелей, то как же должны возлюбить Спасителя, пришедшего избавить нас от самой ужасной беды — греха и вечной смерти!

Но, к сожалению, человек мало сейчас ценит своё же спасение, мало ищет его, мало думает о нём. Недавно один пастырь сказал мне: «Рождество празднуется мало». И то, что человек тем самым забывает о спасении и мало благодарит Спасителя за это — плохой знак… Между тем, кáк человек должен был бы радоваться Рождеству Христову, кáк должен был бы тянуться к нему, кáк должен был бы всеми силами и средствами помогать нашему Спасителю нас же и спасать…

Когда Ангел явился пастухам, пасшим стадо, — при самом рождении Иисуса — то он сказал им: «Се бо, благовествую вам радость велию, яже будет всем людем: яко родися вам днесь Спас, Иже есть Христос Господь, во граде Давидове» (Лк 2:10–11). И, чувствуя мир на земле — ради Господа, Ангелы пели тогда перед Богомладенцем дивную песнь, благодаря и прославляя Его за принесённый Им на землю дар мира: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк 2:14). Дивное благоволение! Но что же — ценит ли его человек? Понимает ли он это благоволение? Воздаёт ли он должное благодарение и славословие Богу за это дивное смотрение Его о міре? Далеко не всё человечество делает так. Оно не стало жить и не живёт внутренней христианской жизнью, а отсюда и не может найти этого мира Христова. Поэтому–то в міре, особенно в наше время, так много нестроений, вражды… и чем далее человечество будет уходить от Христа, от Бога, тем более у него будет отсутствовать мир, ибо только Христос есть наш Примиритель, и только от Духа Святаго мир и исходит! Как говорит Святой Апостол Павел, «Плод же духа: любовь, радость, мир…» (Гал 5:22). Поэтому вне Христа и не может быть мира.

Но, несмотря на то, что праздник Рождества Христова учит нас стремлению к миру в наших сердцах и душах, нестроение вкрадывается всюду: и в душу человеческую, и в семью, и в приход, и между народами… Преподобный отец наш Серафим Саровский учил: «Стяжи мир в себе и вокруг тебя спасутся тысячи». И отец Иоанн Кронштадский утверждал: «мир — есть здравие души». И потому главное — чтобы мир царствовал между нами. Тогда и станет возможным, что другие придут к нам на тихий благоуханный аромат мира.

Возлюбим же этот мир в душах наших, будем беречь его между собою, ибо только в нём возможна братская христианская жизнь и обретение благословения Божьего. Будем благодарить Господа за Его пришествие к нам ради спасения нас для вечной жизни. Будем славословить Его! Будем поклоняться Ему! Придём к яслям Его — подобно пастырям–пастухам. Приникнем трепетно к Нему, поклонимся и будем молить Его о спасении наших душ. Принесём Ему, подобно волхвам из Персиды, дары — добродетельное наше житие, столь любезное и приятное Ему, подобно фимиаму.

…Особенно мы, православные русские, не должны забывать о своей вере, о своём Православии, о Христе Боге — где бы мы ни находились. Велики были излиты милости Божии на русский народ, велики защиты Божии, — и мы не должны забывать Бога и свою веру, и свою Матерь–Церковь. Помнящие об этом ходят в храмы Божии, работают для Церкви, поддерживают и созидают её. Но где же другие многие, которых не видно месяцами и годами в храме? Годами их не видно у Чаши Господней. Разве это — осуществление цели Рождества Христова и пришествия Его в мiр? Одни — принимают пришествие Спасителя в мiр. Другие — отвергают и не хотят принять принесённого им же, их грешным душам, спасения. Но какими бы грехами мы ни болели, у нас теперь есть Спаситель. Теперь мы можем вернуть себе утерянное блаженство, если будем веровать в Него, верить Ему и следовать за Ним.

Нам поэтому особенно нужны сегодня такие пастыри, которые горячо и усердно служили бы Церкви и пастве, направляя всех нас по пути следования Христу… Нужны люди, способные и желающие послужить Богу и Святой Его Церкви. Будем же молить Господа в день Его Рождества: «да изведет делатели на жатву Свою» (Мф 9:38). Пусть с их помощью и нас всех озарит свет разума, свет веры, свет Христов, свет любви к Нему и к Его Святой Церкви, свет любви ко Христу, возлегшему в яслях нашего ради спасения, ради спасения всей твари, ради подлинного нашего вечного счастья.

Некоторые думают, что счастье наше — здесь на земле: в хорошей жизни, в богатстве, славе, власти… Но всё это — тщетно, и всё это недолговечно, как недолговечна и человеческая земная жизнь. Смерть лишает нас всего этого. Один Господь дарует нам вечное, непреходящее счастье, блаженство, которое никогда не пройдёт, никогда не минует, которое будет с нами столь же вечно, как вечен и Сам Господь. И это — за малый труд, за верность Господу, за веру в Него, за послушание Ему. Разве это не радость?

Однако человек часто сам, как неразумное дитя, отстраняет от себя любящие руки, протянутые к нему Спасителем, и говорит: «Оставь меня, я хочу погибнуть. Твой свет мне кажется неправдой. Я возлюбил тьму…». И эта тьма представляется ему истинной правдой, которой он и верит. Свет же Христов, свет Божий, открытый нам в Священном Писании, он отвергает. Воистину о таковых можно сказать: «возлюбиша человецы паче тму, неже свет» (Ин 3:19). Но лишь вера во Христа — есть свет, «свет животный» (Ин 8: 12), свет жизни, оживляющий всякого человека, грядущего в мiр. Неверие же — есть тьма. Пришёл Христос в мiр — и «народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной возсиял свет» (Мф 4:16).

Все самые страшные болезни приводят человека к смерти только телесной. Грех же приводит человека к смерти вечной. Потому Господь и сказал: «Не убойтеся от убивающих тело и потом не могущих лишше что сотворити... убойтеся имущаго власть по убиении воврещи в дебрь огненную: ей, глаголю, того убойтеся» (Лк 12:4–5)… Всякий знает, с каким облегчением, миром, а иногда и радостью, отходит он от исповеди, очистившись от грехов. Вот от этой–то страшной болезни греха и пришёл спасти человека Господь: «Той бо спасет люди Своя от грех их» (Мф 1:21). И разве это не радость?

Именно поэтому Рождество Христово и праздник Рождества есть для нас особенно радостный праздник в знак избавления нас от греха, в знак примирения с Богом, есть чаяние вечного блаженства, принесённого Христом всему человечеству. И всё это соделано Господом по Его любви, по Его благоволению к нам: «Ибо так возлюбил Бог мiр, что отдал Сына Своего Единороднаго, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3:16). Будем же и мы, братие и сестры, в дни празднования Рождества Христова исполняться благоволения друг к другу, мира, радости о принесённом нам спасении во Христе Иисусе, будем исполняться христианской любви — чего и станем просить у Господа себе, друг другу и всему мiру. И да будут дни наши исполнены блага и мира: «Мир мног любящим закон Твой и несть им соблазна» (Пс 118:165).

И потому в день Рождества Христова желаю вам всем только одного: благословенного мира, мира во Христе Господе нашем. Аминь.


Комментировать
Вы не авторизованы!