Храм Рождества и Покрова Пресвятой Богородицы от Пролома
Храм Рождества и Покрова Пресвятой Богородицы от Пролома
Навигация
Новости храма и сайта
История храма
Псково-Покровская икона
Храм Георгия со Взвоза
Расписание богослужений
Наши реквизиты
Галерея
Форум

Видео

Рекомендованные статьи
Наш храм «В Контакте»
La version française
English version
Здравствуйте, Гость
  Войти
  Идентификация
 Я забыл свой пароль
 Регистрация

Поиск по сайту
Патриархия.ru, Новости
Патриархия.ru, Патриарх
Последние комментарии
Наши кнопки

Получить код кнопки >>


Получить код кнопки >>


Получить код кнопки >>

RSS трансляция
Новости
Рекомендованные статьи
О протоиерее Георгии Сучкове (14.03.1965 — 15.01.2006)
В одном из выпусков известного богословско-миссионерского журнала «Альфа и Омега» (в № 3/47 за 2006 г.) было опубликовано небольшое, но весьма своеобразное по жанру и предельно искреннее в духовном отношении эссе скончавшегося в начале того же года псковского протоиерея Георгия Сучкова, озаглавленное им самим как «Проповедь».

В литературном архиве о. Георгия сохранился небольшой ряд подобных же образцов современной церковной словесности, достаточно естественно совмещающих в себе черты сразу нескольких литературных жанров: это одновременно и размышления из области нравственного «богословия жизни», и своеобразные очерки в духе экзистенциально окрашенной православной экзегезы, и довольно экспрессивные полумонологи-полуновеллы преимущественно на темы Бого- и самопознания — этих неразрывно связанных гносеологических сторон единого процесса спасительной христианской синергии, нашего «соработничества» с Богом.

Печатая имеющиеся ныне в нашем распоряжении его литературные опыты эссеистической экзегезы, предварим эту публикацию хотя бы несколькими словами об авторе.

Юрий Владимирович Сучков, будущий протоиерей Георгий, родился в Петербурге в семье преподавателей; в школьные годы жил в Пскове. 1984—1986 гг. — период служения в армии, после чего учеба в Саратовской консерватории, завершенная в 1991 г.

В этом же году началась его деятельная церковная жизнь, всегда воспринимавшаяся им как живое, ответственное и одновременно радостное, служение Богу и ближним — поначалу он становится певчим Свято-Троицкого кафедрального собора в Пскове.

Уже после его кончины регент Большого хора собора Любовь Быкова так вспоминала о нем: «Я знала его молодым человеком, когда он пришел к нам в хор певчим. Юра был очень отзывчивым, жизнерадостным, всегда успевал сказать ласковое слово, и, конечно, иметь такого тенора в церковном хоре — мечта любого регента. Он украшал наш хор своим пением и оставил самые добрые воспоминания». Но уже вскоре «певчий Юра» стал соборным диаконом Георгием, а в 1992 г. был рукоположен в сан иерея — кажется, единственный среди всех нынешних псковских пастырей — непосредственно Святейшим Патриархом Алексием II. Затем его служение продолжилось в качестве штатного клирика собора — до 1994 г., когда он был переведен в псковский же храм Святого Александра Невского, а с 1998 г. и до самой своей кончины о. Георгий являлся настоятелем также здешнего храма — так называемого «Старого» Вознесения, будучи награжденным в 2005 г. саном протоиерея. Ко Господу он отошел 15 января 2006 г., в день преставления преподобного Серафима Саровского, которого, наряду с блаженной Ксенией Петербургской, очень почитал.

И псковские собратья-священники, и прихожане, — все вспоминают об отце Георгии с особой душевной теплотой: «Очень добрый был священник, народ любил его и тянулся к нему… все его прихожане очень скорбят об его уходе… Он был жизнерадостным человеком: любые житейские беды и сложности он, как представлялось, переносил с видимой легкостью, никогда не обременял окружающих и, казалось, что все у него легко и просто. С ним было просто общаться, он умел сглаживать шероховатости между людьми, помогал выйти из тяжелой ситуации… Все отмечали особенную любовь о. Георгия к детям, которые приходили к нему за лаской, и храм для них был домом. Батюшка обладал даром исповедания, к нему шли на исповедь самые разные люди, разного социального положения, возраста, раскрывая о. Георгию свою душу… Рядом с батюшкой чувствовалось, как изливается на тебя любовь Христова. Его взгляд был глубок, полон сочувствия и сострадания… Батюшка всегда был готов помочь в беде страждущему…

При опросе, который был проведен в Духовном училище среди учащихся, его назвали любимым преподавателем… Знавшие о. Георгия отмечают его ум, способность давать исчерпывающие ответы на самые больные вопросы и помогать людям своей любовью».

За все это и прихожане платили ему самым искренним уважением и привязанностью, и показательно, что храм не смог вместить всех пришедших на отпевание батюшки: тогда, 17 января 2006 года, здесь собрались священники большинства псковских храмов и великое множество народа со всего Пскова.

Перед этим о. Георгий уже довольно мучительно болел, но, несмотря ни на что, был исполнен подлинного — христианского! — оптимизма. Это вообще являлось как бы основным качеством всей его жизни, которая сама по себе вовсе не протекала, как представлялось большинству, спокойно и радостно.

У него было много житейских сложностей и душевных травм; к тому же, не обладая достаточно крепким здоровьем, он еще и подвергался физическим нападениям безбожников; порой мучился он и недостаточным духовным пониманием со стороны некоторых местных сослужителей.

И потому совершенно прав был возглавивший отпевание о. Георгия Архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий, сказавший тогда в прощальном слове: «Протоиерей Георгий прожил тяжелую жизнь, нам недоступны ее тайны, которые отражались а его сердце. Мы сочувствовали ему, но он многое скрывал от людей и от нас, что переживал. Он всегда готов был послужить Церкви и, невзирая на свои тяготы, говорил: “Да всё хорошо”. По-человечески, отец Георгий рано ушел из этой жизни, но ничего не совершается без Промысла Божия, и нам надо помолиться Богу, чтобы Он простил ему все согрешения, которые могут быть и у каждого из нас. Мы же только скажем: “Блажен путь, воньже идеши днесь, душе, яко уготовася тебе место упокоения”»;.

Почти все время своего священнического служения о. Георгий отдавал приходу, приходским организационным и хозяйственным проблемам, храмовым ремонтам, но главное — самим прихожанам. На самого себя времени у него оставалось мало, и потому полюбившимся им в последние годы жизни духовным писательством он мог заниматься весьма редко. К тому же он был весьма скромен, церковным «литератором» себя не считал и лишь как-то раз дал нам с сыном (года два назад) несколько листков с его размышлениями преимущественно на две темы: о любви — Божией и человеческой, и о душе. Собственно это в первую очередь и интересовало его всю жизнь, и, думается, в известной степени именно для того, чтобы решить эти задачи практически, бытийно, он и стал священником.

Как и в жизни, так и в своем слове о. Георгий утверждал неразрывное единство, неотъемлемость друг от друга обеих этих духовных реалий — Бога и человеческой души. И, ставя перед собой вопрос об их взаимоотношении, он отвечал на него в одном из своих эссе так:

«Бог во всех Его проявлениях есть Любовь.

Значит, и Образ и Подобие Божии в нас не могут быть ничем иным, как только любовью. И, следуя из этого, можно сказать, что душа наша по внутренней изначальной сути своей есть тоже любовь...

Душа в истоке своем — это разумная Божия сила и отсвет Божественного Разума…

Душа — проявление Бога в нас. Его силы. Его непостижимости.

Душа — наша жизнь. Нашу жизнь нам жить. Нам искать. Нам обретать».

Обретению этой подлинной жизни — во Христе, неустанным поискам души-христианки в себе — как драгоценного дара Божия — и было посвящено все житие протоиерея Георгия.

Вечная ему память.

Диакон Георгий Малков
Москва, декабрь 2006 г.


Комментировать
Вы не авторизованы!