Храм Рождества и Покрова Пресвятой Богородицы от Пролома
Храм Рождества и Покрова Пресвятой Богородицы от Пролома
Навигация
Новости храма и сайта
История храма
Псково-Покровская икона
Храм Георгия со Взвоза
Расписание богослужений
Наши реквизиты
Галерея
Видео
Ссылки
Рекомендованные статьи
Наш храм «В Контакте»
La version française
English version
Здравствуйте, Гость
  Войти
  Идентификация
 Я забыл свой пароль
 Регистрация

Поиск по сайту
Ближайшие праздники
Православные праздники
Патриархия.ru, Новости
Патриархия.ru, Патриарх
Последние комментарии
Рассылка новостей
Подписка на рассылку новостей храма



Powered by us.groups.yahoo.com
Наши кнопки

Получить код кнопки >>


Получить код кнопки >>


Получить код кнопки >>

Кнопки
Патриархия.RU  
Каталог Псковских сайтов   Rambler's Top100
Majordomo.ru - надёжный хостинг   Каталог сайтов - Refer.Ru


RSS трансляция
Новости
Рекомендованные статьи
О проблемах религиозного просвещения в школе
Споры о введении основ религиозного просвещения в школе ведутся давно и, судя по всему, конца им не предвидится, поскольку аргументы у сторон убедительные, и это тот случай, когда правы все. Преподавая в школе, могу предположить, во что выльется это ещё одно благое начинание. В том, что оно благое, я не сомневаюсь, но, несмотря на однозначно положительное отношение к наличию религиозной составляющей в программе школы, я совершенно теряюсь, когда мне задают подобные вопросы.

В нашем лицее учатся замечательные талантливые дети и преподают неравнодушные учителя. Но каким по счёту уроком будет стоять в их расписании этот нужный предмет — девятым, десятым или заменит что-то также не менее важное? Кроме того, существует не так уж много людей, способных так провести этот обязательный урок, чтобы не навредить детям, которые в большинстве своём к этому не готовы. Огромна ответственность священника, стоящего в алтаре, там, где имеет право находиться только Христос, на грани, по словам отца Антония Сурожского, между святыней Божией и грехом человеческим. Мне кажется, не менее ответственно встать и пытаться донести до детей те тонкие истины, для выражения которых не всегда есть адекватные слова в человеческом языке, поскольку говорить приходится об истинах не от мира сего.

Хочу напомнить об опыте Владыки Антония, который до пятнадцати лет, кстати, не мог в церкви на службах присутствовать, поскольку в обморок падал от запаха ладана, чему и рад был несказанно, как он сам вспоминает. Так вот, он описывает, как по просьбе своего преподавателя ему пришлось пойти на духовную беседу со священником, которого специально пригласили для подростков. И вот что он пишет: «Конечно, все от этого отлынивали как могли, кто успел сбежать, сбежал, у кого хватило мужества воспротивиться, тот воспротивился; но меня руководитель уломал… сказал: «Послушай, мы пригласили отца Сергия Булгакова; ты можешь себе представить, что он разнесет по городу о нас, если никто не придет на беседу? Я ж тебя не прошу слушать! Ты только сиди и думай свою думу, только будь там…». И вот отец Антоний описывает, как этот замечательный богослов (еще бы, Сергий Булгаков!) привел его в ярость, пытаясь довести до сознания подростка то, от чего тот как раз шарахнулся, то есть, по его собственным словам, «все сладкое, что можно найти в христианстве: смирение, тихость, кротость». Это случилось потому, что Булгаков, будучи замечательным богословом для взрослых, не знал, видимо, как свое знание передать детям, подросткам. Примечательно, что эта ярость заставила тогдашнего отца Антония, мальчика Андрея Блума, прибежать домой, взять в руки Евангелие, чтобы «проверить всё и покончить с этим». Тогда и случилась его Встреча с Христом. Но это был исключительный случай, и хочу заметить, что в то время Россия уже пожинала плоды революционной деятельности тех, кто в курсе гимназии имел такой обязательный предмет — Закон Божий.

Но не об этом мне хотелось бы написать. Я всего лишь хочу напомнить радеющим за образование исходный смысл этого слова, тогда может и спорить будет не о чем. Если внимательно почитать книги многих священников и отцов церкви, можно найти немало высказываний по поводу образования. Я упомяну трёх, мне более близких. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), митрополит Антоний Сурожский и отец Софроний (Сахаров). Все они были истинно образованным людьми, двое из них имели естественно-научное образование, были прекрасными хирургами.

Так вот, Отец Софроний написал, куда уж внятней: «Слово «образование» происходит от слова «образ». Истинное образование — это не накопление теоретических и практических знаний, а восстановление в человеке образа Божия, потемнённого грехом. Божественное призвание человека состоит в том, чтобы стать живой копией Творца, очистить в себе образ, данный от Бога в шестой день. Поистине образованный человек — это святой, ибо в святом образ Христов сияет во всей чистоте».

Созвучные мысли есть и у митрополита Антония Сурожского, который говорил, что мы должны жить так, чтобы любой человек, взглянув на нас, мог понять, что такое христианство, даже если бы Евангелия были утрачены.

Архиепископ Лука говорил о таком подходе к изучению явлений природы, когда человек, исследуя их, не может не удивиться гармонии и мудрости замысла Творца. Если мы в школе так будем учить детей, то придёт и религиозное благоговение перед красотой познаваемого мира и его Творцом и, как следствие, любовь к этому миру, нуждающемуся в нашей заботе, и стремление познать его, не подчинив себе, а восстановив изначально данную, но нарушенную гармонию. Если мы, давая знания по своему предмету, помним об этом, мы учим также и соблюдать законы Божии, и делать это возможно на любом уроке, было бы желание. На уроках английского, которые я веду, мы достаточно рано начинаем обсуждать и роль книги, и роль образования, и роль культуры в той форме, которая доступна ребёнку того или иного возраста. Ничто мне не мешает повернуть разговор так, чтобы познакомить детей и с мыслью Августина Блаженного о том, что только стремление к знанию ведёт к бессмертию, и мы всю свою жизнь, до самого последнего дня должны идти к истине; или с созвучными словами из Премудрости Соломона, что «через премудрость достигается бессмертие, и любящий её любит жизнь, ищущие её с раннего утра исполнятся радостью, а множество мудрых — спасение миру». И о многом другом, не менее полезном можно рассказать невзначай на уроке.

Нужен ли специальный учитель, который вложит в детские души основы христианства? Может, вопрос этот исчезнет, если каждый учитель развернёт свой предмет так, что целью его станет изучение совершенных законов мира, созданного Творцом. Правда, в этом случае учителю придётся привести своё мировоззрение в соответствие с позиционированием себя как верующего человека, а таковыми себя считают, судя по опросам, вроде бы большинство.

Есть только одна маленькая загвоздка: такой подход к делу требует и постоянной духовной работы, и желания каждый день хоть чуть-чуть идти дальше по Пути Знания. Дорогу, конечно, осилит идущий, но она требует хоть небольшого количества времени на поиски того, что даёт пищу для размышлений уму и сердцу. Отец Антоний Сурожский напоминал нам, что в нашей главной молитве знакомые слова о хлебе насущном в оригинале звучали: «хлеб наш наДсущный дай нам днесь…»

Только о хлебе насущном тоже не стоит забывать, как и о том, что труд учителя сейчас оплачивается в соответствии с определёнными критериями оценки качества этого самого труда, которые при грамотном подсчёте образуют необходимые баллы и благодаря которым начисляется зарплата, чтобы и на насущный, и на наДсущный хлеб хватало. Критериев довольно много. Это и подготовка к олимпиадам, конкурсам, конференциям, и рост успеваемости, и ученико-часы (ужасное слово), и отзывы родителей, и участие в творческих конкурсах, и беседы в online с коллегами, и чего только нет. А вот о способности и желании следовать по Пути Духа, по крупицам собирая частицы Знания и осмысливая его, нет ни слова, как будто Знание это сразу вместе с Благодатью даются авансом каждому, посмевшему ступить на путь учителя.

Фундаментом самой идеи образования является, как замечено выше, формирование образа человека как иконы Божией, человека, который в ответе за этот хрупкий мир, также данный нам Богом в дар (ведь только в этом смысле образование необходимо цивилизации для самосохранения). Я не знаю, как совместить эту идею с современными требованиями, предъявляемыми к учителю, с критериями, по которым учителя оценивают как достойного. Чем больше у учителя учеников-призёров, тем он больше молодец. Мысль-то является по сути антихристианской, она ближе к сфере профессионального спорта, там, где оценивается работа тренера, и где, собственно, нет места здоровью. Разве критерием истинной веры, которую мы хотели бы воспитать в наших детях, поскольку именно она есть основа личности, является победа над противником? Как-то отец Антоний высказал интересную мысль о Христе — если подойти к его жизненному пути с нашими земными критериями, Его можно назвать неудачником, проигравшим. Но мы же, называя Его Царем Славы, меряем другими мерами. И сами мы должны другими мерами оценивать свой путь. Какое отношение имеют баллы и экспертные оценки к истинному Образованию и Знанию, к которому каждая душа в процессе своего развития должна стремиться? Да, в общем-то, никакого.

И как же, по каким критериям оценивать ту работу учителя, благодаря которой появилось в душе ребёнка стремление не только научиться получать, анализировать и применять нужную информацию — а этот навык, безусловно, важен — но и желание идти всю жизнь бескорыстно по пути Знания? Я думаю, никак и ни по каким. Эта часть работы будет во славу Божию, претворяя в жизнь напрочь забытый «княжеский принцип», который в гениальной интерпретации Поэта гласил: «Взять можно завтра — дать нужно нынче».

* * *
Предвижу, что, прочитав эти незатейливые рассуждения, мои коллеги усмехнутся и, конечно, будут правы. Красивые слова, скажут они. Однако давайте спустимся с небес на землю и в тысячный раз напомним обществу о том, что копеечная зарплата учителя за пределами Москвы унизительна, а в маленьких государственных лицеях, обеспечивающих каждому ребёнку так называемый индивидуальный подход, она ещё меньше.

Как долго продержатся те, кто осознанно или неосознанно всё ещё следует вышеупомянутому принципу? Эти люди каждое утро, приходя в школу, видят в детских глазах радостное ожидание, и пока способны забыть об абсурдности, воцарившейся в системе российского образования. Не похожи ли те, кому даны все полномочия, чтобы совершенствовать эту самую систему, на лунатиков, бродящих по краю крыши и не осознающих в безумии своём катастрофичность ситуации? И не наступил ли момент, когда ни внезапное пробуждение, ни осознание опасности не спасёт — ноги-то уже соскользнули с опоры, и падения не избежать?
Вероника Мангрет


Комментировать
Вы не авторизованы!